February 17th, 2011

дерево

(no subject)

Просто цитирую:
А вот дальше и начался абсурд высшей пробы. Обвинение достало последний вещдок - CD-диск Verbatim, по их версии изъятый у меня в ходе обыска 14 апреля 2010 года. На диске три файла формата Open Document и два файла формата PDF. Нас (и обвинение) интересуют два файла с названиями менты.odt и менты.pdf. Это, собственно, говоря макет той самой “экстремистской” в двух разных форматах. То есть, гипотеза обвинения состоит, видимо, в том, что я перед митингом сделал эту листовку и записал её на CD-диск. Только вот эта гипотеза сегодня рассыпалась как карточный домик.
Напомню, что мы уже раньше говорили, что доказать изъятие у меня именно этого диска в принципе невозможно, потому что в протоколе обыска стоит просто “104 компакт-диска”. Уже исходя из этого диск можно было бы отметать как недопустимое доказательство. Но было понятно, что суд, мягко говоря, пристрастен, поэтому пришлось нам доказывать, что я не верблюд. И это вполне удалось.
Итак, воткнули диск в ноутбук, посмотрели. Даты изменения всех пяти файлов - 27 или 29 октября 2009 года. Вроде всё сходится - злобный экстремист Кутузов создал файлы, записал их на диск и оставил его валяться, пока не пришли с обыском бравые чекисты и не нашли улику. Открываем файл менты.odt в OpenOffice. Смотрим дату, которую выставляет сама программа OpenOffice, независимо от дат, которые ставит операционная система. И видим такие данные:
Изменён: 17.06.2010, 15:29:56
Напечатан: 17.06.2010, 15:24:12

[...]
Затем у специалиста спросили, можно ли определить в какой программе был записан этот компакт-диск. Специалист ответил, что можно при помощи программного обеспечения, анализирующего служебную информацию диска. Прямо тут же на ноутбуке специалиста диск был проанализирован и выяснилось, что он записан программой Nero_Burning_ROM. На вопрос, под какими операционными системами работает эта программа, специалист ответил, что только под семейством Microsoft Windows. Следовательно, диск был записан на компьютере с установленной MS Windows.
Между тем, на обоих моих компьютерах (и это подтверждается протоколами осмотра, которые писало само следствие) стоит только операционная система Linux. Никакой Windows там нет в помине, я уже лет шесть ей не пользуюсь.
[...]
Помощник прокурора Щеглов мотивировал это тем, что “диск в ходе следствия надлежащим образом осматривался, подписи понятых есть, всё в порядке”. Судья Гарипова с ним согласилась и отказала в ходатайстве.