March 22nd, 2011

дерево

Дома

Вроцлав мне не очень нравился до тех пор, пока я не узнала про краснолюдков. Это гномы с антикоммунистической предысторией; в текущем виде - бронзовые скульптурки, которых во Вроцлаве не то с 2004, не то с 2005 года появилось уже около сотни, каждая - со своей историей. Устроили на них охоту, нашли 31 краснолюдка; я довольна.
На экскурсию, запланированную в программе конференции, не ходили; толку не было слушать её на польском. В Зал Столетия съездили отдельно, в целом - для галочки.
Про конференцию - потом.

Вернуться вчера же было скорее невозможно, так что маршрут пришлось растянуть до ночного поезда и вечернего самолёта.
Польский плацкарт ("без постели") - шесть полок в одном купе, по три с каждой стороны. С регулируемой вентиляцией, слава богу. В составе был вагон, в котором были два пустых отсека, как для скота, что ли - люди там сидели на полу. Мы в лёгком ужасе, не понимаем, что это было.
И вроцлавский, и варшавский вокзалы реставрируются нынче - наверное, к футбольному чемпионату. Говорят, до Вроцлава сократили составы, на вагонах первого класса закрывают номер класса цифрой "2" (второй класс), чтобы люди могли доезжать более массово.

Варшавский главный вокзал - не конечная станция. Поезд прибывал рано, проснуться в достаточной степени не успели, поделиться опытом насчёт необходимости собраться быстро мне тоже не удалось. Стас вышел, мы вдвоем уехали в Варшаву Сходню (Восточную). В общем-то, вышли и на ближайшем поезде вернулись; даже смогли найти Стаса, естественно, ушедшего от исходной точки (телефоны не работали у всех троих).
Посидели на лавочке, перекусили, уехали в Лазанки, где я долго кормила с руки синиц и пыталась кормить белок, брезговавших крошками. Павлинов там сейчас нет, по понедельникам не работают музеи - не повезло.
...И тут мы сообразили, что в качестве подушки у меня было несколько вещей, и неясно, взяли ли мы их. Вещи были в камере хранения. Приключение началось.
В рамках приключения вернулись на вокзал, напали на информационный киоск (служительницы которого не говорили ни по-русски, ни по-английски), как-то объяснили ситуацию (точнее, Стас с Рейвом объясняли, потом Рейв объяснял, а я сидела со скорбным видом, а Стас составлял из разговорника примерную возможную беседу, изничтожая мой скорбный вид), инициировали обзвон всех бюро находок - нет, нету наших вещей. Я пролила крокодильи слёзы по любимой футболке, после чего мы втроём поймали такси и поехали в депо (стоит выехать из туристических мест Варшавы, как ларьки по продаже проездных билетов пропадают, кстати). В камере хранения депо нам подтвердили, что ничего нет; мы выпросили, чтобы кто-то сходил и проверил. Сходили; подтвердили, что вещей нет. Мы выпросили, чтобы дали пойти и посмотреть лично нам. Нам разрешили; на этом моменте стало даже интересно, послали бы в России в такой ситуации, скажем, англоязычных туристов?.. Впрочем, вещей на полке действительно не оказалось. Домашний адрес проводника, наверное, был бы перебором, так что мы сильно не торопясь отправились к вокзалу, где я с горя пошла закупаться (кстати, даже обидна эта возможность зайти в Европе в первый приглянувшийся магазин и купить там пару отлично сидящих на мне вещей, которых в Москве таких не сыскать, а если сыскать, то в полтора раза дороже). С обновками дошли до камеры хранения, открыли сумку, и потерянные вещи, естественно, оказались в ней.
Потом я ещё, как выяснилось, ажно ради двухсот рублей tax refund умудрилась уговорить пустить меня обратно на территорию Польши без штампа в паспорте ради печати таможни (впрочем, под надзором).
В целом - отличное умение отыскивать приключения, я считаю.
дерево

Про конференцию

Что меня особенно удивило в условиях предоставления стипендии ВМ-РУ - так это направленность распространения знаний. Завсегдатаи рассылки сочли нормальным оплату за доклад, то есть за распространение знаний из рувики, но не сочли возможным платить за поездку без доклада, то есть за получение знаний представителем рувики в чистом виде - хотя, казалось бы, что выгоднее? Впрочем, знания всё равно получены, и тут просто не разобраться, где намерения более благие - позвать к себе гостей для обмена опытом, послать людей для предоставления опыта, послать людей для получения опыта, не транжирить деньги...
Collapse )